Альберт Эйнштейн о проблемах мыслительных моделей.

Цитата. Сам Эйнштейн, да, вот.

«To break a mental model is harder than splitting the atom».

«Разрушить мыслительную модель труднее, чем расщепление атома».

Чувак понимал, о чем говорил.

Что такое мыслительная модель? Оооо, это очень интересная живность. Это такие шаблоны в мозгу, которые наша первая система мышления использует для быстрого и малозатратного принятия решений. Об этом подробно толковал Максим Дорофеев, разъясняя ликбез относительно технологии работы мышления имени Канемана. Очень понятно. Проблема с первой системой мышления заключается в том, что она иногда ошибается. Ну, бывает, глаз смотрит на стекло, сквозь стекло, сквозь туман, а здесь еще подсветочка неяркая, и мозг в лице первой системы мышления рапортует: «Срочно готовимся к первому контакту с инопланетянами, летающая тарелочка уже прилетела, села вон там у нас на гумне!». И я уже дергаюсь в погреб за огурцами, но тут просыпается вторая система мышления и говорит: «А что, если не тарелочка?… » Ай, спасибо тебе, вторая система мышления, что быстро спалила первую, которая приняла ошибочное решение! На самом деле, первая система мышления ошибается очень часто, примерно в 20-30% случаев. Но даже этот уровень ошибочности решений в результате дает очень высокую эффективность её работы, будучи соотнесен с скоростью и затратностью. Ничего более быстрого и низкозатратного у человека нет, в части мышления. Почему она ошибается? Потому что в ней мало пикселов, у нее низкая разрешающая способность, и грубые мыслительные модели. Ну, а как можно сделать негрубые модели, имея мало пикселей???? Вот и она не знает.

Вторая система мышления делает вид, что она очень глубокомысленная, умная, образованная, и тонкомыслящая. Но мы-то знаем, что она не может и не хочет каждый раз при принятии решения раскручивать полную цепь логических и философских умозаключений от печки («ab ovo»), поскольку то выживательно неэффективная стратегия (кто так делал — тех всех поели). И как же она тогда действует? Она занимается разработкой этих длинных цепочек рассуждений только тогда, когда гарантированно вокруг безопасно, а лучше еще и нет неудовлетворенных потребностей Маслова нижних уровней, и хорошо бы еще была рабочая обстановка, и давай-ка я войду в состояние потока. Часто ли это случается? Нечасто. А в остальное время вторая система мышления действует ровно так же, как и первая, только пикселей у нее побольше, процессор помощнее, и самое главное — мыслительные модели посложнее! Потому и ошибочность решений поменьше, скажем 2-8%. Исходя из изложенного, мыслительные модели крайне важны для принятия решений нашим мозгом, во всей его полноте двух систем мышления. Потому построение и закладка в мозг мыслительных моделей — процесс, на который выделяется как минимум 16 лет (лет, Карл!), и далее модели проверяются на эволюционную и прочую выживаемость, корректируются, обновляются, развиваются.

Другое дело, что над всем этим живет еще наблюдательно -оценивающая система (включающая рефлексию), которая боковым зрением видит в углу картины мира мыслительные модели и отслеживает их кореженье и растивание разных Дедов Морозов и плоских Земель. Но вот заставить её переместить фокус внимания так, чтобы эти мыслительные модели стали в его центре и превратились в предмет целенаправленной деятельности по ревизии и совершенствованию мыслительных моделей (вместе с ценностями, принципами и убеждениями) — это уже очень трудно и редко, на что и обратил внимание в свойственной ему нежной манере уважаемый гений.

Обращаясь к бизнесменам и предпринимателям, предложим им посмотреть на свои мыслительные модели и «быстрые, простые, привлекательные и неправильные решения», и применить слова Эйнштейна к себе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *